Дмитрий Муратов. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
  • 13-12-2021 (12:15)

Открыто сказано о пытках и агрессии

Блогосфера о нобелевской лекции главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова

update: 13-12-2021 (13:18)

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов на вручении Нобелевской премии мира в Осло заявил о необходимости инициирования Международного трибунала против пыток. В его речи были упомянуты гибель журналистов (в том числе группы Джемаля в ЦАР), попытка закрытия "Мемориала", агрессивная политика российских властей. Большинство комментаторов высоко оценили нобелевскую речь, однако есть и ее критики.

Илья Гращенков:

"Растущая популярность Муратова вынужденно подталкивает его к политической деятельности. Обладатель "нобелевки" просто не имеет морального права отмалчиваться по общественно важным и резонансным вопросам. Поэтому максималисты, увидевшие в Муратове нового либерального лидера, подталкивают его чуть ли не к участию в президентских выборах 2024 года. Более умеренные полагают, что он должен стать новым критиком власти, заняв вакантное по сей день место "оппозиционера №1". 

Полагаю, что самому Муратову обе перспективы не кажутся слишком привлекательными. Скорее всего, статусу "нобеля" больше соответствует правозащитная деятельность. Добиваться следствия по пыткам в тюрьмах, ратовать за сохранение "Мемориала" и поддерживать политзаключенных – вот наиболее вероятная область усилий для него. С другой стороны, очевидно, что российская оппозиция страстно ищет нового лидера протеста, взамен нейтрализованного Навального.

По теме
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

...И все же речь Муратова произвела сильный эффект. Сегодня тот, кто может себе позволить открыто говорить о пытках в тюрьмах, о политических заключенных и о многом другом, а самое главное – к кому готов прислушаться Запад, уже сам по себе становится фигурой политической. Когда в стране осуществляется или же - готовится так называемый "трансфер власти", очень важно понимать, кто будет ответственным за перенос тех базовых демократических ценностей, которые Россия смогла завоевать в 1990-е, и с которыми сегодня "силовой блок" так настойчиво предлагает расстаться. Возможно, что в ситуации, когда страна и вправду стоит в шаге от "возрождения СССР", очень важно, чтобы о проблемах гражданского общества хотя бы продолжали говорить. В этом смысле Муратов и вправду становится чуть ли не единственным официальным спикером оппозиции, что в грядущей борьбе между двумя основными "кремлёвскими башнями" создает для него важную нишу морального авторитета и лидера гражданского общества".

Телеграм-канал "Ваш покорный слуга QR-Кот": 

"Насчет Муратова скажу только вот что: участники битвы вокруг речи, возможно, считают, что если бы он сказал нечто, что им хотелось бы, то уже сегодня внезапно случились бы некие тектонические изменения.

Разочарую их - нет, не случились бы. Ни одна нобелевская речь при вручении премий мира ни к каким тектоническим изменениям не привела. Как это ни странно...

А посему далее обсуждать, то или не то, так или не так сказал Муратов, не вижу смысла".

Дмитирий Гудков:

"Нобелевская речь Дмитрия Муратова – именно такая, какой и должна быть. Не о всемирных проблемах, не о "глобальных вызовах", а о наших конкретных российских бедах.

Призываемая пропагандистами война с Украиной. Убийство журналистов в ЦАР. Ликвидация "Мемориала". Вынужденная эмиграция.  Пытки в тюрьмах.

Многие из этих тем, уверен, были непонятны собравшимся в зале. Но теперь есть шанс, что они посмотрят – что же это за "Мемориал", почему люди бегут из России, о каких пытках говорил этот человек с седой бородой?

Нобелевская премия стала трибуной, которой давно уже нет в России. Какой должны были бы быть СМИ, парламенты – но перестали ей быть.

Дмитрий Муратов напомнил, что задача патриота не растекаться мыслью по мировому древу, а защищать граждан своей страны. Вот только в наших реалиях – от властей своей страны.

Ведь у России сейчас нет ни одного "внешнего вызова", ни одной зарубежной проблемы. Просто подумайте: нобелевский лауреат в речи говорит только о том, что власти России уничтожают россиян. И ни о чем другом. И это абсолютная правда. Самая главная правда, которую сейчас можно и необходимо сказать.

Она не остановит эти преступные власти. Но может помочь – как и говорил Муратов – спасти еще несколько жизней.

Спасибо за них. И Дмитрию, и "Новой"".

Павел Максимов:

"Он правильно поставил вопрос: государство для человека или человек для государства? Вопрос, актуальный именно сейчас. И не только в России. А нобелевский лауреат и не должен мыслить в рамках одной страны, он гражданин мира".

Телеграм-канал "СерпомПо":

"Удивительные мы люди! Сначала возмущаемся, что Нобелевскую премию мира дали не тому (главреду "Новой газеты" Муратову, а не сидящему в колонии оппозиционеру Навальному) потом, что этот не тот, не то сказал в своей Нобелевской речи. 

Да, Муратов сказал не об отравлении Навального, а о том, что тот сидит по доносу международной парфюмерной компании. Критиковал диктатора Лукашенко, но обошел прямой критикой Путина. Хотя упомянул и сбитый малайзийский "Боинг", и эскалацию отношений между Украиной и Россией, много говорил о недопустимости войны, но напрямую не назвал Путина как вдохновителя военных авантюр. И о многом сказал не так, как хотелось бы и не только героическим борцам с путинским режимом, но и просто критично настроенным к властям обывателям".

Телеграм-канал "Октагон":

"В нобелевской речи в Осло Дмитрий Муратов инициировал  создание международного трибунала против пыток. И хотя лауреат сделал оговорку, что задачей такой организации видит сбор данных о применении пыток в разных частях света и различных государствах, с тем чтобы "установить палачей и их хозяев", но понятно, что в первую очередь имелась в виду Россия, в которой система ФСИН оскандалилась на весь мир беспрецедентным пыточным конвейером.

Не удалось бы общественникам похитить видеоархив и переправить его за кордон, не случилось бы и столь масштабного скандала. С другой стороны, не пытали бы в тюрьмах и СИЗО под видеозапись – и рисков утечки было бы куда меньше, да и доказать массовость явления оказалось бы гораздо сложнее, а больше было бы возможностей отпереться и сказать, что такие вопиющие случаи единичны и не являются характерными для пенитенциарной системы. А если бы вообще никого не пытать, а обходиться с арестантами и сидельцами по букве закона, то и вовсе не было бы проблемы, а Муратову пришлось бы говорить в нобелевской речи о других вещах, клеймить по другим поводам".

Михаил Шевелев:

"Все важное, что должно было быть сказано, Муратов в своей Нобелевской речи сказал. Сделал это так, чтобы быть услышанным и понятым везде. Попусту на рожон не полез. Это поведение по-настоящему крупного главного редактора. Который держит в голове нечто большее, чем собственные амбиции и сиюминутные эмоции. Отличный текст".

Александр Скобов:

"Вот прицепились к словам Муратова о французских парфюмерах. А что, собственно, сказал Муратов? Он сказал, что западный бизнес в целом ряде случаев выступает как пособник фашистской диктатуры Путина. Это не так? Не надо критиковать Запад за то, что он сам отступает от принципов защиты прав человека и свободы мысли? А он не отступает? Не разменивает эти принципы в своем большом торге с диктатурами, вроде путинской?"

Телеграм-канал "Занимательная конспирология":

"Второй день Владимиру Путину говорят неприятное - сначала Александр Сокуров, потом Дмитрий Муратов. Может быть уже и остальным пора перестать заниматься "политическим лизингом" и начать говорить правду, а это, судя по реакции Путина на слова Сокурова, может быть и почище уличного протеста. Не пора ли королю услышать от многих, что он голый?"

Александр Минжуренко:

"Требовательные максималисты, критикующие Муратова, мыслят точно как особисты из СМЕРШа.

И вот нас вызывают

Особый наш отдел

Скажи а почему ты...

Скажи а почему ты...

Скажи а почему ты

Вместе с танком не сгорел?"

Леонид Гозман:

"Речь Муратова - источник оптимизма и надежды. Ни он, ни его товарищи не отступят. Речь Муратова - пример мудрости и решимости - решимости не говорить, но делать".

Владимир Корниенко:

"Впервые с Вами не согласен. Чтобы что-то делать, надо обязательно об этом сказать, если ты не собираешься совершать преступные действия, типа поддержки Венедиктова в отношении к электронного голосования. Или это тоже сделано ради сохранения газеты?"

Алексей Рощин:

"Я читаю Новую регулярно все последние четверть века, собственно, к самому Дмитрию Муратову отношусь скорее с симпатией. Понимаю, что быть редактором такой газеты – официально оппозиционной, которой дозволено писать о вещах, о которых другим не дозволено – очень непросто и, в общем, опасно, поскольку каждый раз надо экспериментальным путем определять, где точно проходят "красные линии", о чем писать еще со скрипом, но можно, а о чем даже упомянуть – уже совсем "харам". В этом смысле у Муратова есть брат-близнец Алексей Венедиктов, тоже, надо полагать, "борец за мир".

Понятно, что для той работы, которой оба занимаются всю жизнь, нужно некое особое чутьё, практически звериное – и оба им обладают в полной мере. Но я не понимаю другого – при чем тут Нобелевская премия мира?!"

Федор Кузнецов:

"Дмитрий сказал важные слова: "Когда правительства все время улучшают прошлое, журналисты пытаются улучшить будущее". Журналисты умирают за будущее. А за что еще умирать?

И тут же приличные люди со всех сторон принялись учить, как надо правильно читать Нобелевские лекции.

- Сказал про Боинг? - Почему не сказал про Крым?

- Зачем хвалил Путина за памятник Сахарову?

- Сказал про французов? - Почему не сказал про Новичок?

- и так далее.

...Нобелевская премия дана не политику, не правозащитнику, не активисту, не экологисту, не политологу и не философу. Она дана журналисту. Она о журналистах. Она про них. Она для них. А не для кого-то еще. Дадут премию политику - будете учить политика, как читать лекции. А, скорее всего, не будете. А просто будете политиком восхищаться.

Как восхищаются сегодня все журналисты во всём мире одной из самых сильных речей их коллеги. Достойнейшего из достойных".

 

 

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter